Закрыть

Вооружённый джихад в исламе

  7 Июня 2017, 21:28

Вопросы военного права в исламе приобретают большую актуальность в связи с происходящими в разных уголках планеты процессами.

Термин «джихад» известен многим, равно как и то, что он имеет два значения. Говоря обобщенно, первое значение этого термина можно определить как борьбу человека с собственными страстями и несовершенством («большой джихад»), а второе – как ведение военных действий по защите собственной родины («малый джихад»).

Несмотря на это общее знание, мало что известно о понимании джихада в его узком, сугубо военном смысле. И здесь следует найти ответ сразу на ряд вопросов:

– когда по Шариату дозволено применять оружие;

– какие ограничения на использование оружия существуют;

– когда должно закончиться применение военной силы.

В исламском праве можно выделить две теории «малого джихада» – оборонительную и наступательную.

 

Джихад как средство обороны

 

Священный Коран позволяет верующим использовать оружие в качестве самообороны:

«Дозволено тем, против кого сражаются, сражаться, потому что с ними поступили несправедливо. Воистину, Аллах способен помочь им» (22:39)
В этом кораническом тексте мусульмане рассматриваются как жертвы вероломного нападения. Последующий аят проясняет ситуацию ещё больше:

«Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: "Наш Господь – Аллах"…» (22:40)

В аяте суры «Бакара» чётко отмечено, что ведение оборонительной военной кампании не должно переходить через обозначенные Всевышним пределы:

«Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников» (2:190)

В Священном Писании рассматривается ещё один аспект военных действий:

«Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: "Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. Назначь нам от Себя покровителя и назначь нам от Себя помощника"?» (4:75)

То есть мусульмане могут браться за оружие не только в целях самообороны, но и для защиты от агрессора единоверцев, которые объективно не способны противостоять нападкам в свой адрес. Более того, защита жертвы агрессии, если она [жертва] не исповедует ислам, также возможна (см. сура 5, аят 32), равно как и дозволено противостояние другой группе мусульман, если та выступает в роли агрессора. В общем, всё предельно обоснованно, и отвечает тем общественным и международным реалиям, в рамках которых живут люди не только в настоящее время, но и в прошлом.

«Если две группы верующих сражаются между собой, то примирите их. Если же одна из них покушается на другую, то сражайтесь против той, которая покушается, пока она не вернётся к повелению Аллаха. Когда же она вернётся, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны…» (49:9)
К слову, данный аят в эпоху правления в качестве халифа Али (р.а.) служил обоснованием для подавления мятежей.

Таким образом, оборонительный принцип ведения военных действий в исламе имеет чёткий фундамент в виде коранического текста. Согласно этой теории, мусульмане могут вести военные кампании только в целях самообороны, для защиты угнетаемых мусульман, не могущих постоять за себя, для предотвращения гуманитарной катастрофы и ради подавления бунта, который грозится вылиться в разруху и никому не нужное кровопролитие. 

 

Джихад как средство нападения

 

Наступательная теория «малого джихада» опирается на две предпосылки:

  •  представления о применении военной силы в самом Коране претерпевали изменения;
  •  использование «малого джихада» в качестве наступательной стратегии возможно и необходимо ввиду универсальности исламского вероучения.

Остановимся подробнее на каждом из этих тезисов.

Согласно первому аргументу, коранические аяты про оборонительную концепцию военных действий были ниспосланы Всевышним тогда, когда мусульмане были слабы. После создания мусульманского государства в Медине ситуация изменилась, исламская умма окрепла. В 9 году по Хиджре появились аяты (9:5 и 9:29), которые, по мнению сторонников наступательной теории «малого джихада», аннулировали ранее процитированные аяты. Для начала приведём построчный перевод обоих аятов из девятой суры «Тауба», сделанный Эльмиром Кулиевым:

«Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз и выплачивать закят, то отпустите их, ибо Аллах – Прощающий, Милосердный» (9:5)

«Сражайтесь с теми из людей Писания, которые не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, которые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию, пока они не станут собственноручно платить дань, оставаясь униженными» (9:29)
Исторически суры 8 и 9 Откровения относятся к мединскому периоду становления исламской религии. Их объединяет общая тематика – вопрос ведения боевых действий. И то обстоятельство, что вторая из этих сур не начинается с фразы «БисмиЛлях ир-Рахман ир-Рахим», также свидетельствует о тесной связи между этими кораническими стихами. Важно подчеркнуть, что с 1 по 29 аяты суры «Тауба» рассматривается ситуация, когда врагом нарушаются достигнутые ранее договорённости и имеет место предательство.

В суре ведётся речь о трёх категориях людей: многобожниках, людях Писания и лицемерах.

К 9 году по Хиджре (630 по Милади) существовало четыре вида многобожников:

1) Многобожники (курайшиты), с которыми был заключён договор в местечке Худайбия, неподалеку от Медины (628 год по милади). Согласно нему, сторонам запрещалось совершать атаки друг на друга, а также союзников противоположной стороны. Другим племенам также разрешалось присоединяться к договору на стороне одной из двух главных сил – курайшитов и мусульман. Так, племя Бакр примкнуло к курайшитам, а племя Хузаа – к мусульманам. Вскоре Бакр нарушили договор при Худайбии, напав на Хузаа. Это стало причиной военного похода мусульман на Мекку в 629-630 годах по милади, которая была успешно взята.

2) Многобожники, с которыми Посланник Аллаха Мухаммад (с.г.в.) заключил договор на фиксированный период, в течение которого условия соглашений не были нарушены ни одной из сторон (здесь имеются в виду племена Замрах и Мадлеж).

3) Многобожники, с которыми действовали соглашения, не ограниченные по времени.

4) Многобожники, с которыми у первых последователей ислама не было никаких договорённостей.

Первые три аята суры «Тауба» были ниспосланы в контексте взаимоотношений с первой и второй группой многобожников.

«Аллах и Его Посланник освобождены от договоров, которые вы заключили с многобожниками. Посему странствуйте по земле в течение четырёх месяцев и знайте, что вам (многобожникам) не сбежать от Аллаха и что Аллах опозорит неверующих. В день великого паломничества Аллах и Его Посланник объявят людям о том, что Аллах и Его Посланник отрекаются от многобожников... » (9:1-3)

Четвёртый аят касается племён Замрах и Мадлеж:

«Это не относится к тем многобожникам, с которыми вы заключили договор и которые после этого ни в чём его не нарушили и никому не помогали против вас. Соблюдайте же договор с ними до истечения его срока…» (9:4)

Пятый аят, выступающий одним из обоснований наступательной теории «малого джихада», относится к племени Курайш, которое не сумело выполнить взятые ею обязательства по договору при Худайбии. То есть этот аят имеет свой собственный контекст, серьёзно влияющий на понимание его смысла.

Аят 29 касается взаимоотношений с людьми Писания. Исторически его ниспослание было сопряжено с подготовкой византийской армии к военному походу против мусульман и вторжению на Аравийский полуостров. Услышав от Всевышнего этот аят, Пророк Мухаммад (с.г.в.) собрал 30-тысячную армию, которая двинулась в сторону Сирии, чтобы отразить атаку противника подальше от своей территории. Однако как таковой битвы между мусульманами и византийцами не произошло. Армия Пророка (с.г.в.) без боя заняла Табук, заслужив при этом хорошую репутацию и заключив договора с христианскими и иудейскими племенами.

Итак, анализ контекста этих аятов из суры «Тауба» показывает, что они касаются определённых категорий людей, имевших не самые простые отношения с мусульманами на самой заре становления ислама как мировой религии. Здесь не происходит отмена ниспосланных ранее аятов, в которых регулируются вопросы ведения военных действий. Ведь, по сути, речь также идёт об агрессии, с которой сталкиваются мусульмане. Они не являются инициаторами разрыва договорённостей, ставя в затруднительное положение противоположную сторону. Наоборот, именно в их отношении поступают несправедливо многобожники и люди Писания, как следует из текста суры «Тауба». В этом случае ни в коем случае нельзя трактовать рассмотренные аяты как призыв к насильственному распространению ислама и уничтожению людей.

История ислама и сложившаяся практика в мусульманских странах показывает несостоятельность наступательной теории «малого джихада». На протяжении веков люди Писания и другие немусульманские народы жили на землях мусульман. Так, испанские евреи во времена Кордовского халифата встретили свою «золотую эпоху». Миллионы индусов и сикхов жили в Индии, когда ею правила династия Моголов. Вдобавок, все нынешние мусульманские страны входят в состав ООН, устав которой запрещает применение оружия, за исключением оборонительных действий. 

***

Вторым аргументом наступательной теории «малого джихада» является тезис, согласно которому ислам ниспослан всему человечеству. В этом случае на мусульманах лежит обязанность распространять свою религию. Если не получается сделать это обычной проповедью, то следует браться за оружие. Такой логики придерживаются архитекторы наступательной концепции «малого джихада» Саид Кутб и Сайид Абу А’ля Маудуди, жившие в ХХ веке.

Маудуди утверждал, что главная цель мусульман – служение интересам всего человечества. И лучшим способом является призыв со стороны верующих совершать добрые поступки и сторониться злодеяний. Отталкиваясь от оборонительной концепции джихада, Маудуди потом развил её в противоположном русле. Мыслитель утверждает, что в случае достижения мусульманами власти они должны расширять зону своего влияния, тем самым устраняя пороки и устанавливая власть Бога на земле. Главным инструментом в этом деле, безусловно, является мирный призыв, однако в случае его неэффективности нужно браться за оружие.

Саид Кутб, разделяя мнение Маудуди, весьма вольно трактует коранические аяты о необходимости призывать людей к вере и добрым деяниям. Например, 104 аят суры «Маида» Кутб считает одним из аргументов насильственного распространения исламского учения:

«Пусть среди вас будет группа людей, которые будут призывать к добру, повелевать одобряемое и запрещать предосудительное. Именно они окажутся преуспевшими» (3:104)
Такую же роль в доводах Кутба играет другой аят:

«Если Мы одарим их властью на земле, они будут совершать намаз, выплачивать закят, велеть совершать одобряемое и запрещать предосудительное» (22:41)
Нет каких бы то ни было сомнений в том, что ислам является религией для всего человечества, как и в том, что мусульмане должны распространять своё вероучение. Однако истинность наступательной концепции «малого джихада» не может проистекать из подобной аргументации по трём причинам. Во-первых, интерпретация используемых мыслителями аятов характеризуется приданием им совершенно противоположных смыслов. Аяты никак не подразумевают поддержку изобретённой в ХХ веке наступательной теории джихада. Во-вторых, сам Коран устанавливает правила призыва к исламу, которые не предполагают использования для этого силы. В-третьих, интерпретация коранического текста Саида Кутба противоречит выше описанному принципу войны как самообороны, который совершенно органично вытекает из Священного Писания.

 

Кто может объявлять войну?

 

Огромное значение представляет вопрос о том, кто, согласно исламскому вероучению, имеет право объявлять военные действия. Это особенно актуально сегодня, когда многочисленные «проповедники» в Интернете объявляют джихад всему и вся, вводя неокрепших умом и верой мусульман в пучину греховного бедствия.

Принципам государственного устройства и другим вопросам политики в Коране уделено минимальное внимание. Тем не менее, можно выделить следующий аят, который очерчивает иерархию авторитетов по разнообразным вопросам (в т.ч. и объявления «малого джихада»):

«О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим влиянием среди вас. Если же вы станете препираться о чём-нибудь, то обратитесь с этим к Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и Последний день» (4:59)

После смерти Мухаммада (с.г.в.) другим источником власти у мусульман стал халиф – правитель исламского государства. При этом важен в первую очередь вопрос легитимности правителя. В случае соблюдения данного условия никакая подпольная организация в государстве не имеет права объявлять джихад, тем более в её ложной – наступательной – интерпретации. В такой ситуации власти страны действуют в соответствии с процитированным в начале статьи аятом из суры «Худжурат»:

«Если две группы верующих сражаются между собой, то примирите их. Если же одна из них покушается на другую, то сражайтесь против той, которая покушается, пока она не вернётся к повелению Аллаха. Когда же она вернётся, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны…» (49:9) 

Какие рамки имеет война в исламе?

 

В правилах ведения военных действий, согласно исламскому праву, выделяются четыре принципа:

1. Военная необходимость

Сила должна применяться до той поры, пока не разрешится проблема, из-за которой и возник конфликт; чрезмерное использование оружия запрещено.

«Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение, и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху. Но если они прекратят, то враждовать следует только с беззаконниками» (2:193)

2. Различение

Применение силы в отношении не воюющей части населения недопустимо.

«Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного» (2:190)

3. Пропорциональность

Наносить вред в ходе военной кампании можно ровно в той мере, в которой мусульмане сами претерпели в результате нападения со стороны противника, чрезмерное применение силы и нанесение ущерба запрещены.

«Если вы подвергнете их наказанию, то наказывайте их так, как они наказывали вас» (16:126)

4. Гуманность

Этот важнейший принцип проистекает из предыдущего аята, а также сунны Пророка Мухаммада (с.г.в.). После завоевания Мекки Посланник Всевышнего (с.г.в.) объявил амнистию всем мекканцам, несмотря на то, что те творили издевательства в отношении мусульман и всячески препятствовали распространению подлинного единобожия. Уважение должно также проявляться и по отношению к погибшим в ходе военных столкновений противникам.

 

Таковы общие правила, касающиеся ведения боевых действий мусульманами. Тем не менее, необходимо помнить, что мирное сосуществование всегда лучше конфликта. Наш Создатель в Своей Книге весьма красноречиво выделяет этот момент:

«Если они склоняются к миру, ты тоже склоняйся к миру и уповай на Аллаха» (8:61)
В свете всего вышесказанного, естественно, ни в коем случае нельзя рассматривать самоподрывы и другого рода террористические акты в качестве какого-то особенного проявления «борьбы на пути ислама». Подобного рода утверждения ничто иное, как провокация, которая имеет своей целью представить мусульман как гнусных преступников, что не имеет с реальностью ничего общего. Ислам является религией, исповедующей гуманизм во всех сферах, в том числе и тех, где приходится решать проблемы силой, о чём убедительно свидетельствует этот текст. Нельзя ни в коем случае позволять провокаторам спекулировать на теме насилия, которое в исламе рассматривается в качестве недопустимой манеры поведения. Это касается применения силы в отношении как других людей, так и самого себя. 

Комментарии

@islam.gl
Новые комментарии:
Василя, aлейкум ассалам! Категорического запрета на ношение одежды определенного... читать далее
Islam.Global
11:18 18.07.18
Руслан, aлейкум ассалам. Имя Рангул образовано путем соединения двух имен: Ран &... читать далее
Islam.Global
09:52 18.07.18
Салям молейкум,как переводиться имя Рангул
читать далее
Руслан
23:48 17.07.18
Добавить Комментарий